1809: кровь не горит

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1809: кровь не горит » Архив принятых анкет » I’m out of the ranks


I’m out of the ranks

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Часть I

Имя персонажа: Лоренц-Хайдинг фон Мертен
Возраст: 35 лет
Титул: граф
Специализация и/или должность в Академии: Преподаватель медиумных дисциплин.
Звание, опыт преподавания: Работает уже год в Высшей имперской военной академии. О мужчине ходит слава беспринципной сволочи, охотно лезущей в мозги любого развлечения ради.
Способности: очень сильный псионик; хороший фехтовальщик,  прошлом... ныне, будучи близоруким, хорошо не пофехтуешь.
Может похвастаться почти идеальной памятью.
Иные знания и навыки, присущие любому дворянину, прошедшему обучение в ВИВА.
Имущество: конь, набор пистолетов, коллекция книг об истории благородных семейств Империи, несколько моноклей и одни очки, которые использует для чтения (только когда запирается в комнате, чтобы никто не увидел, потому что вид у мужчины становится комическим).

Часть II

Внешность:
- Рост: 180 см
- Телосложение: худощавое
- Цвет глаз: карий
- Цвет волос: каштановый
- Цвет кожи: светлый
- Особые приметы: кудрявые волосы. Иных примет нет
- Общее описание: Ioan Gruffudd

Характер:
- Тип темперамента: холерик-сангвиник
- Любит: дразнить и доводить до белого каления людей, бросать вызов обществу.
Читать мысли окружающих.
Действовать во благо себя любимого и гнать миф о себе.
Острые блюда, острые речи, острые и опасные разговоры.
Чувствовать себя необходимым людям, играться их чувствами. В то же время – "своих" людей бережет, холит-лелеет.
Любит красиво одеваться, красивые вещи – собиратель «сокровищ», коллекционер антиквариата и древних книг. Так же обожает историю своего рода. Досконально изучил все его ветви, особенно уделяя внимание истории ответвления вон Фаррадо, так как его предком и первым медиумом в роду был Максимилиан вон Фаррадо.
Обожает эпистолярный жанр и переписываться с друзьями.
Быструю езду и азартные игры.
Положительно относится к любовными интрижками.
- Не любит: уныние и скуку. Осенний сплин и мёрзнуть.
Терпеть не может запахи трав, необходимых для церковных служб.
Раздражают люди, чьи мысли невозможно прочесть.
Когда кто-то узнает о том, что мужчина близорук. Признаваться в своих слабостях.
- Фобии: боится высоты и слепоты.
- Общее описание:
«Я удивительно живучий и устойчив к душевным терзаниям, метаниям и переворотам в сознании - твердо держать свое самочувствие в узде меня научил дражайший папенька, а так же его частые скандалы с моей блистательной маменькой; потом школой жизни стала Академия: к хрупкому и наглому мне всегда относились с пристрастием, желая удушить, как преподаватели, так и кадеты – никто не любит, когда его взвешивают, обмеряют и читают, а потом, сочтя негодным, переходят к новым игрушкам. Иногда я перегибал палку и последствия больно били по окружающим.
Но на четвертом десятке лет, я, по-прежнему, ярко вспыхиваю и яро хватаюсь за каждый шанс прибавить в жизнь острот. Мой рот, как водится, не может быть закрытым слишком долго, пожалуй, только когда я сплю или держу в этом самом рту что-то вкусное (ах, как бы не спошлить, но не получится).
Люблю коллекционировать все на свете, принимать участие в безумных пари и их выигрывать. Не делю мир на «черное» и «белое». Не перебираю любовниками и любовницами, как и не строю драм, когда с ними расхожусь. По-прежнему, я - главная причина половины скандалов в обществе и главный их катализатор.
Знаете, я сильно привязан лишь к троим людям на свете: родителям и тому мальчишке, что ныне зовет меня «дядюшка Лори».
Что касается мальчишки, то причина его появления в моей жизни не так уж проста и совсем не жалость: у полукровки почти никого не осталось, а его красавица-мать не умела даже вести счет деньгам; как для последнего представителя рода вон Фаррадо, судьба его не завидна, и я решил ее исправить: я люблю дергать Судьбу за усы и всегда изменять ее, себе в угоду. Плюс, опять же, вызов ханжеству нашей дворянской толпы – ныне, когда отношения с Колвейном дошли до точки, нельзя оставлять полуколвенийца одного – сожрут и кости прожуют, ничего не оставят от юной души (только не подумайте, что я добрый!).
Я не люблю невозможности и тупики: то, что не угодно фон Мертенам, будет уничтожено. А потому каждый подворачивающийся шанс проверить жизнь на прочность и нервы (свои и чужие) на излом будет использован в первый же момент.
Мне не важно, что обо мне будут думать в будущем. Гораздо важнее то, что происходит сейчас. После смерти меня не будет волновать чье-либо мнение.
Я, ничего не делаю себе во вред. По-прежнему прячу от мира то, что слепой, аки крот, и прячу монокль, стараюсь не щуриться при людях – ненавижу показывать свою слабость.
Что касается примечательного факта того, что я уже год преподаю медиумные дисциплины в альма-матер, то причина банальна и весела – условия пари. И, знаете, мне нравится. Пускай юные умы дерзкие и, иной раз, сокровища приходится выискивать в откровенных грудах хлама их сознаний, но мне по душе эта кропотливая работа. Ну и окружение – остальные преподаватели, на диво, примечательные фигуры. Ими интересно играть. В этом же году учиться начинает мой воспитанник и, что-то мне подсказывает, юного «колвейнца» ждет много потрясений – за этим интересно будет наблюдать и читать мальчишку.
Боюсь высоты и окончательно ослепнуть. Слепоты боюсь даже больше – это беспомощность, пускай я смогу ориентироваться в мире, читая мысли людей, но… но… это не то! Я хочу жить на полную, тем более, впереди планирую жениться, а как же не налюбоваться на свою жену-красавицу (иной я не приму, морров эстет, хах!)
Пожалуй, получилось уже и так слишком много болтовни – у меня есть тяга к длинным монологам и щебетании на все темы подряд, особенно, на такую примечательную тему, как собственная блистательная личность. Скромностью не обезображен, чувством стыда – подавно.
Счастлив, уверен в себе, улыбаюсь жизни, какие бы рожи она не корчила; улыбаюсь в лица заклятых врагов и тихонько сокращаю их поголовье; люблю быструю езду и сменил одного жеребца на более безумного. Может, я когда-то я расшибу себе голову, но, верю, что успею оставить наследничка – такого же дрянного мальчишку с пронзительным взглядом и острым языком.»

Биография:
- Дата рождения: 4-е июля 1774-го
- Родители: Хайдинг-Освальд фон Мертен,  Адалинда-Луиза фон Мертен (в девичестве – вон Штерн)
- Образование: домашнее обучение с репетиторами, при полном контроле со стороны медиума-отца, далее – Высшая имперская военная академия, медиумный факультет
- Военные и/или социальные, политические заслуги: был придворным медиумом. Выполнял особые поручения императора. Военного чина и военных подвигов за спиной не имеет, но это дело наживное, с такой-то ситуацией ныне.
- Общая информация:
«Я - единственный наследник богатого рода, мой отец маркиз, медиум и тайный советник императора, мать – дочь блистательного, в прошлом, генерала; боевая семейка – о да. Не смотря на жаркую любовь к друг другу, родители не озадачились иными наследниками, так что с детства я был окружен их вниманием и обожанием. Это дурно сказалось на моем нраве, как говаривают, - я привык быть в центре внимания и всегда желаю этого.
Отец, едва узнав, что его дар передался мне, принялся обучать меня владеть способностями псионика – в доме было принято меньше говорить вслух и больше «громко думать», чтобы я мог читать мысли окружающих. Только маменька и слуги нарушали тишину, хотя я тоже, чаянно и нечаянно читал их, с каждым годом, все легче и легче.
Первым потрясением и прозвищем «чудовище» я был награжден лет в десять, когда отец взял меня с собой во дворец – там я прочел мысли одного дворянина, не преминув рассказать о них вслух. Был маленький скандальчик, а слухи о еще одном «моровом отродье фон Мертен» поползли по столице. Со временем, я привык к тому, что люди ненавидят, когда их читают – меня побаивались, не любили и опасались, но это нисколько не останавливало моего любопытства.
Развлечениями для меня стали верховая езда и фехтование – отец нанял замечательных учителей, которые не преминули вылепить из худощавого и субтильного ребенка вполне ловкого и юркого бойца, а так же весьма хорошего наездника.
Пожалуй, в детстве мне не хватало лишь внимания сверстников, а потому я окружал себя домашними любимцами – у меня до сих пор сохранилась любовь к домашним животным, жаль, в академию нельзя было взять с собой пса и кошку.
Первые любовные интрижки я начал заводить очень рано – мне не составляло труда читать мысли юных дворяночек и действовать в соответствии с их пожеланиями и тайными грёзами. В академии же, куда попал, испытывая острое желание доказать всему миру насколько я великолепен (ну и никак иначе медиума толком не вымуштровать), я познакомился и с «любовью» между мужчинами, хотя в саму любовь почти не верю и не верил, хотя единственный пример (мои родители) всегда был перед носом.
Обучение давалось легко, труднее было, первое время, привыкнуть к тому, что меня (меня!) будут ненавидеть за мой сильнейший дар медиума. К третьему курсу половина кадетов и преподавателей ходила с амулетами, не позволяющими их читать, вторая половина желала меня убить особо жестоким способом. Тогда же я заимел страх высоты – один «умник» вытащил меня на крышу и угрожал сбросить с нее… и сбросил, в стог сена, находившийся внизу. Ощущение беспомощности и падения я никогда не забуду. К первому курсу начало сдавать зрение, увы, целители оказались бессильны. Не смотря на дикие деньги, которые родители выбрасывали на мое лечение. Ныне я не вижу дальше своего носа – «картинка» размыта, будто акварельный рисунок попал под дождь.
В академии же я научился многим азартным играм (которые были под запретом, как прежде, но кого это останавливало?), а так же воспылал, на всю жизнь, любовью к изощренным пари.
Закончив обучение, попал под крыло отца, во дворец. Мне всегда нравились интриги, а быть сволочью и слышать за спиной (или в чужих мыслях) злые шепотки – не привыкать.
Единственное чем я тяготился – одиночеством, от которого не спасали многочисленные любовницы и любовники, книги и всевозможные развлечения – я хотел иметь кого-то близкого, кому можно доверять и любить как домашнего питомца. Вскоре жизнь подарила мне такой шанс – Каэтано вон Фаррадо.
Узнав от отца, что наши дальние родственнички продают родовое поместье, я поспешил его выкупить, а раззнакомившись с красавицей-колвенийкой, находящейся в бедственном положении, и ее старшим сыном, понял, что этого мальчишку наше общество сожрет. Мне Кай показался похожим на меня, и я решил его взять к себе. Став опекуном мальчишки, с удовольствием учил его быть лучшим во всем, что я знал. Пожалуй, меня расстраивает лишь бесталанность (больше – нелюбовь, которую я не смог победить, не ломая его сознание, увы) полуколвейнца к фехтованию.
История моего нынешнего положения вообще комическая – я, пользуясь своим обычным талантом дразнить всех вокруг, стал ухаживать за любовницей императора (лишь бы потешить свое самолюбие), в это же время (не сомневаюсь, что ситуация была нарочно подстроена), на одном из светских раутов зашел спор о воспитании… сцепившись, я мигом подхватил условие – три года быть преподавателем, продержаться среди молодых и шебутных обормотов. Я принял участие в пари, хотя сомневался, что император отпустит своего «медиума для особых поручений», но, видимо, ему не нравилось то, что я ухаживаю за Эльвирой, а потому разрешение покинуть Двор я получил едва ли не быстрее, чем рассказал Раулю о пари.
И вот, когда разразилась война с Колвейном, я оказался близко к границе, в родных пенатах, обучая медиумов и следящий, с интересом, за всеми перипетиями этого маленького мирка. Правда, из-за проблем со зрением, приходится изощряться, не показывая кадетам, что я не вижу почти ничего – я не пишу на занятиях, не читаю с листа и даже не заполняю журнал, предпочитая запоминать оценки и посещаемость, и записывать все в одиночестве. На лекциях и практических занятиях я лишь рассказываю и показываю на живых примерах, никогда не читая с листа.
Поспособствовав тому, что мой воспитанник в этом году начинает обучаться на факультете инфантерии, я, с нетерпением, жду, когда академия заходит ходором.
Боюсь ли я того, что война докатится до нас и мне придется пойти на фронт? Нет, почему-то, я верю, что выберусь сухим из воды, как всегда и получалось."

Часть III

Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Откуда узнали про проект: "племянник" притащил
Пробный пост: хм.

0

2

http://5.firepic.org/5/images/2014-10/01/yz90vulzswqz.png
Добро пожаловать!
Отпишитесь в разборе полетов для выяснения отношений с другими персонажами, в теме распределения по комнатам, создайте тему с визиткой, после чего заполните профиль.
Приятной  игры!

0


Вы здесь » 1809: кровь не горит » Архив принятых анкет » I’m out of the ranks